↓ Комментарии ↓
нажми, чтобы увидеть последние комменты


Драки на русских гуляньях

Силовое противоборство групп мужской молодёжи, организованных по территориальному признаку, являлось на Руси одним из характерных атрибутов молодёжных уличных гуляний в престольные и заветные праздники в весенне-летний период.

Скоморох на русском гулянье

Участие в драках знаменовало возрастную состоятельность парня, было для него одним из способов продемонстрировать свою силу, удаль, молодцеватость имело важное значение в формировании мужского поведения. Не имея чётких правил, драки, тем не менее, имели определённый этикет и этику. Следуя своеобразному кодексу чести, парни отстаивали своё достоинство, вступались за обиженного, проявляли сплочённость и взаимовыручку. В то же время драки были важным регулятором отношений между разными территориальными группами парней и внутри одной молодёжной группы. В некоторых местах драки зачастую воспринимались как обязательный элемент праздничного гулянья, а их отсутствие называлось в качестве недостатка праздника.

Масленица Кустодиев

Традиционными соперниками являлись парни из деревень, относившихся к разным церковным приходам или волостям. Парни одного прихода, считались «своими», жили между собой мирно, дружили и не дрались. Очень часто у каждой деревни или группы деревень был свой конкретный противник, с которым она «враждовала» на протяжении нескольких поколений. Такие деревни обычно находились на достаточно близком расстоянии одна от другой, а парни не только дрались на каждом гулянье, на котором встречались, но и специально шли в те деревни, с которыми враждовали. Кроме того, бывая на праздниках в пограничных деревнях прихода, парни дрались также с «чужаками» из отдалённых деревень, относившихся к другой волости или губернии. Отправляясь на гулянье и готовясь заранее к драке с более многочисленными местными, парни из нескольких небольших близко расположенных деревень могли объединиться. В глазах местных такие группы выступали под единым названием, образованным, например, от названия реки, по которой располагались деревни: в Старорусском районе Новгородской области парни из деревень по реке Редье назывались «редьяны», «редья», а их деревень по реке Ловоти – «ловоцкие », «ловотчане».

Зачастую наибольшей активностью в драках отличалась молодёжь крупных пограничных деревень. В каждом приходе были деревни, всё мужское население которых имело репутацию драчунов. Иногда их появление на гулянье неизменно приводило к тому, что оно оканчивалось, «ярмарка расходилась».

Часто группа парней отправлялась на поиски приключений, с целью подраться в дальнюю деревню за 20-30 км. Поводом для такого путешествия могло стать желание одного из них повидаться с приглянувшейся девушкой, или оно имело «стратегические» задачи – выведывание планов врага, но реальной целью было желание продемонстрировать удаль. Подобные рейды редко были удачными, после прохождения по улице с пением песен «под драку» и демонстрацией намерений и вооружения, немногочисленных пришельцев избивали более многочисленные местные. И, тем не менее, подобные вылазки способствовали поддержанию боевого духа, а в случае успеха, впоследствии, становились предметом хвастовства.

Драки между традиционными противниками проходили с переменным успехом, верх брала то одна, то другая сторона. Делом чести было отомстить за поражение или нанесённый урон. В связи с этим тщательно разрабатывался план мести. Позволялось напасть целой ватагой на нескольких человек из противоположного лагеря, заманить их в засаду, заготавливалось особое вооружение. Но месть осуществлялась только на праздничных гуляньях, в будние же дни за поражение не мстили и парни из враждующих деревень могли свободно бывать друг у друга.

Масленица Масленичные катания Кустодиев

Оружие для драк изготавливали заблаговременно, «к каждому празднику ребята готовились». Вырезались дубовые дубинки, делались резиновые плётки, наполненные песком, которые при ударе рассекали рубаху, запасались свинчатками – перчатками, залитыми свинцом, кастетами, весовыми гирями или обычными ремнями с тяжёлыми литыми бляхами. Во многих местах Новгорода и Псковской губернии специально для драк выковывались большие ножи и трости с загнутыми ручками из железных прутов. Эти предметы каждый парень выковывал для себя сам или по его просьбе это делал старший, более умелый товарищ.

Ножами и железными тростями дрались редко, чаще они служили для устрашения. Кованые блестящие ножи длинной с руку были очень тяжёлыми, носить их при себе было неудобно, поэтому на входе в деревню парни прятали их на обочине дороги в плетёной изгороди, если в ходе драки противник вынуждал их отступить, они бежали за деревню, хватали ножи и разворачивались лицом к преследователям, те, испугавшись оружия, отступали.

Для демонстрации удали парнями деревень Псковской и Новгородской губернии часто использовались «трёски» – деревянные тросточки, украшенные вырезанным или выжженным узором. Каждый из желающих иметь такую отправлялся в лес и срезал ножом толстую (толщиной «в руку») ветку орешника, черёмухи или вереса, считавшегося для этого наиболее подходящим и крепким, очищал её от коры и украшал по своему вкусу, как можно красивее: «шашечками», «крестом», «ёлочками», «в полосочку» и т. п. В оформлении «трёсок» между парнями одной деревни существовал элемент соревнования. Парни непременно выходили на гулянье, опираясь на «трёску» и помахивая ей при ходьбе. В Псковской губернии ими пользовались и в драках, но в части Новгородской губернии «резными палочками» не дрались, считали их для драк не подходящими, тонкими и лёгкими, их носили только для красоты.

Чаще всего, кроме собственных кулаков, пользовались импровизированным оружием: кольями, поленьями, камнями. Как только драки разгорались, парни начинали разбирать заборы: выламывать штакетник, выдёргивать колья из изгороди. Иногда вытаскивали складные перочинные ножи, но это осуждалось общественным мнением, говорили, что такой идёт не на драку, а на убийство. Наиболее редким было использование огнестрельного оружия – ружей и «наганов». На юго-востоке Новгородской губернии рассказывали, как в одну из деревень, находящихся недалеко от границы Тверской губернии, во время гулянья пришли парни из ближайшей тверской деревни с «наганами», парни из других деревень при этом разбежались и попрятались по домам знакомых и родственников, а тверские в одиночестве гордо ходили по улице и пели частушки.

Группа парней из одной деревни называлась «партия», «компания», «артель», «ватага», «шайка». В неё входили парни от 16 до 20 лет (возможно, чуть старше). В целом «артель» делилась на старших – двадцатилетних, тех, кто должен был вскоре идти в армию, и младших – «молодяшка» – до 20 лет. Старшие по отношению к «молодяшке» осуществляли руководящую функцию: они могли послать их ходить по деревне с песнями, завязать драку и выманить небольшую группу противника из деревни за околицу, где в засаде будут сидеть старшие. Возвратившиеся из армии парни уже всерьёз должны были думать о женитьбе и в драках участвовали мало, только в том случае, если требовалось поддержать своих. Обязательным было присутствие в группе гармониста, являвшегося цементирующим элементом, центром группы. Часто количество молодёжных групп, а соответственно, и деревень на гулянии местными жителями определялось по количеству гармоней. В отличие от всех остальных членов «артели», для которых участие в драках было вопросом чести, иначе они прослыли бы за предателей и трусов, гармонист дрался, только если хотел. Тогда, чтобы не разбить в драке гармонь или чтобы её не порезали противники, он передавал её на сохранение девушкам. В Вологодской губернии гармонист давал сигнал к драке, исполняя наигрыш, сходный с призывным звуком трубы. Иногда с нападения на гармониста начиналась и сама драка. В частушках гармонь выступала символом «артели», её звук знаменовал победу, демонстрировал силу:

Поиграй, гармошка, наша,
Мы чужую разорвём!
Где на нас ребята сердятся,
Туда гулять идём!

Деревенская масленица (Гармонист) Кустодиев

Чаще всего компания имела руководителя – «атамана», иногда эту роль исполнял негласный лидер, не носивший такого названия. «Атаманом» становился обычно наиболее авторитетный, сильный, «боевой», удачливый и известный своим отчаянным поведением парень. Во время гулянья он шёл всегда во главе компании, давал знак к началу драки, посылал «заводилу», первым заступался за «обиженного» или наоборот провоцировал столкновение. Избирали «атамана» парни на общем собрании, где-нибудь в укромном месте за деревней, обычно им становился тот же парень, который первенствовал среди подростков, или самый старший из парней. Часто атаманом признавали того, кто никогда не убегал с поля боя во время драк. Атаман не обязательно слыл самым сильным физически, но обязательно был отчаянным, рисковым, способным в одиночку противостоять восьми-десяти противникам. Признав его главенство над собой, парни его слушались, делали то, что он скажет, подчинялись его решениям, в свою очередь атаман заступался за каждого из них, мстил за его обиды. Атаман – гордость, лицо компании, он задавал тон её поведению. Иной раз достаточно было осадить, избить атамана, чтобы парни ретировались, сдали свои позиции, отступили. В частушках «под драку» образ атамана изображался при помощи мифологических характеристик.

В столкновении участвовали обычно все взрослые парни из двух враждующих деревень, посторонние при этом в драку не лезли, обходили её стороной. Случалось, что среди парней оказывались такие, кто гулял вместе со всеми, заводил драку, но убежал, не участвовал в общей потасовке. Такое поведение их товарищи оценивали как трусость и мстили бросившему своих. В молодёжной группе таких парней не уважали, иногда подобное поведение было предлогом, по которому девушка отказывалась гулять с парнем.

Традиционно не участвовали в драках на гуляньях рекруты – то есть те, кто уже получил предписание отправляться на службу: в течение одного-двух месяцев они гуляли отдельной компанией, из разных деревень вместе, во время гулянья заходили и во враждебные деревни, но к ним никогда не задирались, их не били, но и они в драки не лезли. Вне столкновения также оказывались обычно и одиночные приезжие из отдалённых мест и городов.

Участие в уличных потасовках было исключительно делом молодёжи, взрослые мужчины в драках не участвовали, но могли вступиться за своих, если их начинали теснить, прогонять из деревни или если несколько чужих нападали на одного «своего». В качестве заступника парень, оказавшись в безвыходной ситуации, мог позвать знакомого мужика. Бывали случаи, когда побеждённые парни отправлялись в свою деревню за подмогой и, возвратившись с мужиками, выгоняли победителей. Участие молодого мужика в драках осуждалось старшим поколением, но если бы женатый не поддержал своих, парни его потом упрекали: «Струсил, оставил нас». Бывало, что мужики собирались, чтобы развести драку, но часто они выступали её инициаторами, подзуживая парней. Помощь «своим» оказывали также мальчишки: они могли заводить драки или помогать своим: подтаскивали колья, кидались камнями и т.п.

Драки на русских праздниках

После обеда в день праздника нарядно одетые компании парней каждая со своим гармонистом начинали сходиться в празднующую деревню. Немногочисленные группы из небольших деревень обычно прежде, чем войти, дожидались за околицей своих более сильных соседей. Выстроившись в определённом порядке с атаманом во главе, под наигрыши гармониста, идущего в центре или впереди группы, парни начинали двигаться к центру деревни. Во время гулянья компании с разных концов деревни шли навстречу друг другу, растянувшись во всю ширину улицы. Завидев противника или просто зрителей и слушателей, они начинали демонстрировать удаль, «задираться», выпячивая истинные намерения. Под гармошку парни пели специальные «под драку», обидные для противника, «хулиганские» частушки, часто с матом. В основном пение сопровождалось пляской. Время от времени впереди шествия появлялся тот или другой парень «поломаться», он шёл «козырем», подскакивал, пускался вприсядку, рыл ножом землю. В деревне говорили, что верная примета того, что будет драка, когда на улице заплясали, заскакали парни.

Общим назначением шествия было показать себя и подначить противника, подтолкнуть его к драке. В Вологодской губернии комплекс этих действий назывался «прикалывание» и главная роль в нём принадлежала атаману. Характерной чертой его поведения в момент сближения двух враждующих партий было «выламывание»: приплясывая и припевая, он делал вызывающие жесты и позволял себе резкие выходки. Атаман запевал частушку «под драку», остальные её подхватывали. Допев куплет, он плевал на землю, высоко подпрыгивал в пляске, а иногда, схватившись за ворот, рвал на себе рубаху. В некоторых местах Белозёрья атаманы несли а руках «приколы» – толстые палки, колья, которыми, приплясывая, били по земле при приближении к группе противника. Считалось большим позором, если кол от удара о землю ломался, это демонстрировало слабость, как атамана, так и всей его «артели». Особое место в «прикалывании» имели плевки (хорканье), которые во время праздника считались более неприличными, чем матерная ругань.

Сначала компании с «прикалыванием» и «выламыванием» ходили одна мимо другой, доходя до околицы, они разворачивались и снова шли навстречу, пока кто-нибудь из них не начинал «подлезать»: задевать противника. Часто обе «партии» отказывались уступать друг другу дорогу, парни сходились и начинали толкаться, сшибаться плечами, это считалось оскорбительным и провоцировало потасовку. Иногда первыми сталкивались парни, плясавшие впереди шествия. Стоило им задеть друг друга плечами, как раздавался крик: «Наших бьют!» – и начиналась потасовка.

Драки во времена Ивана Грозного

Поводом для драки служило оскорбление, нанесённое одному из группы «заводилой», которого специально подсылали к противникам парни из враждебной деревни. Часто эту функцию выполняли подростки, швырявшие в группу камень или окурок или затевавшие словесную перепалку. Делом чести было вступиться за своего, если обидчика ловили, его начинали избивать, к нему на помощь спешили свои, и тогда уже вытаскивали колья, трости, плётки и т.п. Иногда, чтобы завязать драку, «заводила» входил в один из кружков танцующей молодёжи, он пел неприличную, обидную частушку и, «ломаясь» и «хоркая», выплясывал, задевая плечом других пляшущих парней.

В некоторых местах использование «заводилы» было стратегическим приёмом для осуществления мести за предыдущее поражение. Парни посылали его в деревню, он толкал плечом одного, другого, убегал, его начинали преследовать трое-четверо из «обиженных» парней, которых за околицей в засаде, спрятавшись во ржи, поджидали противники, выскакивавшие и принимавшиеся их избивать.

В ряде мест драки начинали подростки или младшие парни, затем к ним присоединялись старшие. В отличие от кулачных боёв, распространённых в Центральной и Южной России, драки зачастую выделялись большей жестокостью, так как проходили обычно без соблюдения чётких правил боя. Били чем угодно и по чему угодно, нападали на противника со спины, продолжали избивать и лежачего, и того, кто уже был в крови. За тем, чтобы драка не зашла слишком далеко, должны были следить сами дерущиеся. Та компания, которая чувствовала себя слабее, если побитыми и в крови оказывались большинство парней в группе, в полном составе отступала, убегала за деревню, после чего оставшиеся считались победителями. Чем больше противников оставалось лежать на земле, тем почётнее считалась победа. Изгнав противника с конкретной территории, оставив деревню за собой, парни утверждали свою силу единоличным прохождением с песнями по деревенской улице из конца в конец, после этого победители могли по своему желанию остаться на продолжающемся гулянье или с достоинством покинуть деревню.

Ввиду серьёзности оружия и отсутствия правил во время драк могли случаться нечаянные или даже преднамеренные убийства. В некоторых местах рассказывали, что смертельные случаи происходили чуть ли не на каждом празднике, но на самом деле убивали нечасто. Виноватых найти зачастую было очень сложно, поэтому некоторые из дравшихся парней (двое-трое) брали вину на себя. В некоторых местах, чтобы не выдавать властям виноватых, свои деревенские договаривались молчать, выгораживали односельчан.

Предотвратить убийство могли девушки, ссора из-за которых была одним из поводов к началу драки. Девушек не били, поэтому они могли защитить в драке «своего» парня, брата, родственника. Если его опрокидывали на землю, девушка могла закрыть его своим телом, чем зачастую спасала его от неминуемой смерти. Иногда девушкам удавалось до начала драки силой вывести из неё парня, но в самую гущу сражения они никогда не лезли, боясь попасть под горячую руку. Чаще они стояли в стороне и спешили на помощь своим, оставшимся на поле боя после отступления. В случае убийства они первыми оплакивали умершего. В некоторых местах существовал обычай: если парней выгоняли из деревни, вместе с ними убегали и их девушки, не оставались на гулянье.

Само по себе начало драки лишь иногда приводило к окончанию гулянья. В одно и то же время парни в одном конце деревни могли драться, а в другом молодёжь, собравшись в кружок, танцевала и пела под гармошку. Иногда драка приводила к временной остановке гулянья. Когда побеждённых выгоняли из деревни, оно продолжалось.

Ну а этому скомороху ребята просто так пизды вставили… за компанию ;)
Клоун

Понравилось? Поделись с друзьями!

Похожие новости:




Оставить комментарий